IMG_9643

Интервью с Дмитрием Левицким

В рамках мужской недели редактор SGMG встретилась с Дмитрием Левицким, генеральным директором Hurma Management Group (сеть баров «Дорогая, я перезвоню..,», бар «Куклы Пистолеты», Speakeasy «Take it easy, darling..,» и др.), и распросила его о «барной культуре» в Москве.

1. Дмитрий, не буду у Вас узнавать о концепциях баров и о том, как все создавалось. Узнаю только, почему именно “бары”? На сколько я знаю, Вы за здоровый образ жизни и являетесь ярым противником пьянства в России…

Почему бары? На самом деле все просто. Я просто очень люблю бары, да и работал, и продолжаю, иногда, барменом. Считаю, что бары – это социально важная единица, и у каждого около дома или работы должна быть своя барная стойка.

Бар не несет в себе первичную функцию выпивания – в первую очередь, это общение, беседы, знакомства. Бар – это некая точка встреч, где люди могут побыть друг с другом и хорошо провести время. У нас эту социальную функцию на себя взяли рестораны. То есть люди стали ходить туда, чтобы пообщаться, а не насладиться гастрономическими изысками. Это только у нас говорят “пойдем в ресторан посидим”, только в нашей стране в ресторанах тусуются, курят кальян, играют диджеи. Но, во всем мире это заключено в барах. Туда идут для продолжения вечера.

Когда мы открываем бары, для нас продажа алкоголя не является самоцелью, мы продаем хорошее место для отдыха, а алкоголь – это просто приятное дополняющее. Мы максимально стараемся пропагандировать правильное употребление алкоголя. В моих заведениях никогда не продадут пьяному лишнего, это строго запрещено и все об этом знают. Мы считаем, что алкоголь может быть хорошим спутником, если к нему правильно относится. За что мы здесь, в России, и боремся.

2. А бары, изначально, чисто мужская история или же, все-таки, “для всех”?

Бар может быть брутальным, может быть женским, а может быть ориентирован на разную категорию людей. Вот совсем недавно, например, в Лондоне начали строить сеть баров, где уделяют особое внимание женской аудитории, где каждой из них будет комфортно. Ирландский паб, например, с более мужской подоплекой, с мужскими напитками и меню, и там вы встретите большее количество мужчин, нежели чем женщин, им там просто некомфортно.

Когда мы делали бар «Дорогая, я перезвоню..,», мы хотели сделать универсальную историю. Когда мы открывались в Праге, название было на английском – “Darling, I call you later”, ведь в английском языке у слова darling нет пола. В Москве мы решили “доиграть” мужскую историю, но, все-таки, наш бар, ориентирован на всех. Мы постоянно думаем о комфорте девушек: в туалетных комнатах всегда есть крем для рук, в барной карте – легкие коктейли, а в меню – салаты и “женская тарелка”. И если вы побываете в “Дорогой” в пятницу вечером, вы увидите как мужские, так и женские столы.

Но, наш последний проект, бар Lumberjack, который вроде как с мужским лицом, первыми посетили девушки. Они больше следуют по “модным” местам! (смеется)

Дмитрий Левицкий

3. Давайте поговорим о культуре “барного отдыха”: есть ли какие-то существенные отличия между барами здесь, в Москве, и в Европе и Америке?

В России отсутствует, как таковая, “привычка” идти в бар. Только-только культура начинает зарождаться. Сейчас мы открываемся в спальниках, чтобы чуть-чуть приблизиться к Европейской культуре, где у каждого есть “свой бар”, где все друг друга знают уже долгое время. И мы столкнулись с такой проблемой, что люди вообще не коммуницируют между собой, мы же даже не знаем своих соседей, у нас отсутствует желание социализироваться в своем районе! Но, как мне кажется, пускай сейчас люди еще чужие друг другу, но пройдет немного времени и они поймут, что это все “твои знакомые”, “твой бар”.

Еще одно существенно отличие – люди в московских барах не общаются. В Европе можно заговорить со столиком справа, слева, просто узнать как дела, а после ты уже общаешься абсолютно со всеми. У нас же, есть ты обращаешься к соседу, он сразу думает о каком-то подтексте, что вызывает неприязнь. Бывает такое, что человек может прийти после работы пропустить стаканчик, другой, просидев так весь вечер совсем один и уйти. Когда в Москве в бары приходят иностранцы, а я сам работаю по пятницам барменом и вижу это регулярно, им даже не нужно сидеть: они общаются, шутят, смеются и поддерживают то самое “барное настроение”.

В Москве у нас практически нет баров, которые могут нести под собой именно “бары”, зачастую это бар-ресторан, где есть полное меню и барная карта. Настоящая “барная история” – когда заведение начинает работать только по вечерам, в нем либо нет еды, либо сокращенное меню, большая алкогольная карта, музыка, диджеи и живое общение.
И, конечно же, у нас практически отсутствует “коктейльная культура”, хотя в этом и заключается вся суть барменского искусства, ведь именно он и доводит алкоголь до совершенства. Это та же самая кулинария, только “питьевая”. Но и эта ситуация, по-тихонечку, меняется.

4. Может ли девушка научиться “барменскому искусству” и стать профессионалом в этом деле?

Конечно! Девушка может научиться барменскому искусству и стать неплохим профессионалом. Правда, этому практически нигде не учат, нет хороших школ для барменов. Однако, есть возможность, как и в любом схожем деле, идти к кому-то в подмастерья. Единственное, что останавливает девушку, так это то, что работа бармена сопряжена с тяжелым физическим трудом. Нужно таскать пивные кеги или разгружать грузовик с алкоголем. И если к нам прийдет на работу девушка без опыта, мы ее не возьмем. Просто потому, что мы не можем постоянно ей в пару ставить кого-то, кто бы мог таскать алкоголь во время запар. Хотя, у нас в Москве есть действительно звездные барменши.

Дмитрий Левицкий

5. Хорошо, давайте теперь поговорим немного о мужской моде и образе жизни…Кто он – современный мужчина?

Мне сложно ответить на этот вопрос. Существует такое многообразие мужчин, что сложно определиться. Не хочется говорить каких-то клише, я никогда об этом не думал. Наверное, современный мужчина следит за модой, тенденциями в музыке, событиями в мире. Как-то так.

6. Мне нравится, что сегодня мужчины наконец стали реализовывать свои, чуть ли не детские, мечты! Кто-то побросал свои офисные работы и создал рестораны, кто-то делает очки из дерева, а кто-то рисует картины или занимается веб-дизайном. Как Вы к этому относитесь? Правильная ли тенденция?

Я тоже так сделал лет шесть назад, когда ушел ото всюду и занялся барами, совершенно не зная, что из этого получится. В России большая проблема в том, что мы больше ориентированы на денежную подоплеку, нежели чем “дело”, в отличие от Штатов. Поэтому, эта тендеция действительно очень классная.
Последние пару лет это даже тренд! Стали открывать хорошие кофейни, бургерные, барбершопы, бары и рестораны. И это круто!

Дмитрий Левицкий

7. Куда сегодня модно ходить и почему?

Я не эксперт в “модных местах”. Вокруг столько разных людей, для каждого модно что-то свое. Для одних модно ходит по богемным ресторанам, а для других – есть фрикадельки, например. Кто-то тусуется в Gipsy на Красном Октябре, а кто-то ходит в Boston.

8. И наш традиционный вопрос: Москва – модный город?

Чтобы быть модным, нужно создавать что-то свое, чтобы равнялись на тебя. А в Москве, к сожалению, пока нет этого и мы выдаем за модность то, что скопировали с Запада. Хотя, думаю, что в других городах России равняются именно на Москву.